Том 2 - №9 - 2014

ISSN 2306-3114 = Glubinnaâ neft

Без святоча науки и с нефтью будут потемки...

Д.И.Менделеев

 

Уважаемые читатели!

Тимурзиев - Главный редактор журнала

Первый осенний месяц календаря традиционно ассоциируется с Днем работников нефтяной и газовой промышленности. Придумывать ничего не стал, а счел возможным обратиться к читателям со ставшими уже традиционными словами.

Дорогие Коллеги, Друзья! Наступает светлый Праздник нефтяников - Праздник разведчиков и разработчиков недр. Праздник светлый и теплый, потому что наш профессиональный, потому что дарующий людям свет и тепло. Нашим трудом согреты люди и освещены дома на этой планете, мы вдыхаем энергию и создаем движение и сам прогресс есть следствие нашего труда.

Дорогие Нефтяники! Ко Дню нашего профессионального праздника примите пожелания новых открытий и свершений. Пусть профессиональная гордость

заменит Вам недостающее, а достаток - станет атрибутом Вашей профессиональной гордости. Счастья, любви и благополучия Вам и Вашим близким!

Слова простые по форме, одновременно емкие по содержанию и близкие сердцу. Да простят меня мои читатели за повторяемость. Банально, но сам Бог велел под этот Праздник (не совсем то, о чем Вы подумали) поговорить о насущном.

Как известно, развитие МСБ России регулируется Программой развития ТЭК страны до 2030 г. По итогам 5-го Всероссийского Совещания Роснедра МПР по стратегии организации геологоразведочных работ в РФ, состоявшегося 25-26 сентября 2014 г. в Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации стало очевидным, что заложенные в Программе цифры прироста запасов нефти и газа, а также цифры по добыче нефти и газа не могут быть достигнуты не только в дальней (2030), но и в ближайшей (2020) перспективе.

Общей тенденцией стало снижение прироста запасов нефти и газа на фоне ухудшения качества ресурсной базы и устойчивым падением добычи нефти по отдельным нефтегазоносным регионам страны. В этих условиях уже в ближайшей перспективе следует ожидать устойчивое падение добычи нефти и газа по отдельным НК, регионам и по стране в целом.

Предотвращению этого сценария развития ТЭК страны призваны программы освоения Российского (арктического и дальневосточного) шельфа и нетрадиционных ресурсов (бажениты, доманикиты, хадумиты и др.). Однако в условиях действующих западных санкционных ограничений в области ТЭК, реализация этих программ невозможна в обозримой перспективе. Как известно, в августе США и ЕС объявили о санкциях против России в области ТЭК. Они касаются запрета на передачу технологий для добычи нефти по шельфовым проектам и для разработки трудноизвлекаемых запасов.

Но в основе длительно продолжающейся со времени упразднения НДПИ стагнации ГРР и сложившегося драматического положения в области восполнения МСБ России не только западные санкции, но и объективная невозможность руководящей теории органического происхождения нефти научного обеспечения ГРР за пределами изученных верхних интервалов разреза осадочных нефтегазоносных бассейнов. Сложившаяся ситуация напрямую угрожает не только энергетической независимости страны, но служит предпосылкой и для экономической угрозы существования самой страны, структура экспорта которой более чем на 85% формируется от продажи минерально-сырьевых (нефти и газа, в первую очередь) ресурсов. Время равнодушного созерцания и безответственного бездействия прошло, замалчивание ситуации и сохранение «статус-кво» грозит катастрофическими последствиями для страны уже в обозримом будущем. Обсудим перспективы и альтернативы развития ТЭК.

В своем интервью журналу «Der Spiegel» глава «Роснефти» И.И.Сечин рассказал о планах компании инвестировать в Арктику (освоение арктического шельфа) до 2030 года 400 млрд. долларов. Столь масштабные вложения средств объясняются большими ожиданиями по отдаче от вложений, озвученные И.И.Сечиным буквально: «мы рассчитываем открыть там новую нефтяную провинцию, запасы которой сопоставимы с разведанными запасами Саудовской Аравии». Понятно, руководитель крупнейшей отечественной нефтяной компании пользуется при таких оценках не своими представлениями по этому, узкоспециальному геологическому вопросу, а заключениями экспертов и выводами корпоративной науки.

Однако, известны оценки, в частности, газовиков, рассматривающих потенциал Арктики преимущественно газовым. Так, по данным Д.А. Астафьева, В.А. Шеина (2010) Российский шельф содержит 25% запасов нефти и половину запасов газа. Ведущее место принадлежит недрам арктических морей – Баренцева (49%), Печорского (15%), Карского (35%), лишь менее 1% находится в Балтийском море и на участке Каспия. По прогнозным оценкам на шельфе сосредоточены 85% потенциальных извлекаемых ресурсов газа, нефти, конденсата. В недрах Баренцева и Карского морей основная доля ресурсов УВ представлена газом, в недрах Печорского моря преобладают нефтяные УВ.

Мы, исходя из своего опыта и знаний, склонны рассматривать Арктику преимущественно газоносной провинцией, с соотношением ресурсов газа (85%) и нефти (15%). Кто прав в этих оценках, кто, в конечном счете, оправдает ожидания и окупит вложения, не нам судить и не наша эта головная боль, а топ-менеджеров компаний, распоряжающихся нашим «национальным достоянием». Мы же хотим лишь констатировать тщетность помыслов о скором начале освоения арктических кладовых нефти, учитывая не столько западные санкционные ограничения на поставки российскому ТЭК технологий ледового класса и гидроразрыва пластов, а сколько преимущественную газоносность, а не нефтеносность Арктики.

Опять же, зададимся вопросом, почему мы технологически неподготовленные идем в Арктику (политическая необходимость здесь непреложна и не обсуждается) при том, что территория континентальной части России огромна и до конца еще не изучена, или, зачем мы занимаемся нетрадиционными ресурсами? Разве в стране закончилась континентальная или традиционная нефть? Да нет же, закончились идеи направляющей геологоразведочный процесс в стране теории органического происхождения нефти!

Стало очевидным, что составленная под руководством наших академиков-органиков и их научных коллективов, программа развития ТЭК страны до 2030 года не может быть реализована. В этих условия экономика страны оказалась без объективных ориентиров развития ТЭК, что грозит уже не научному престижу наших академиков, а экономической независимости и безопасности страны.

Руководимая органической теорией происхождения нефти, нефтегазовая отрасль оказалась заложницей ее крайне рискованных и необоснованных прогнозов, и кроме ледового безбрежья арктического шельфа, труднодоступных и инфраструктурно неподготовленных районов Дальнего Востока и нетрадиционных ресурсов нефти, не видит альтернативных направлений ГРР, перспектив развития и роста. На поверку оказалось, что органическая теория исчерпала свой ресурс и не в состоянии обеспечивать дальнейший геологоразведочный процесс, равно как и осуществлять открытия новых нефтегазоносных районов и областей за пределами нетронутых «девственных» осадочных бассейнов страны. Впору признаться в завершении своей исторической миссии и достойно уйти со сцены.

Сентябрьский номер журнала открывает статья В.А. Краюшкина, Э.Е. Гусевой, Н.Б. Шевченко «Зоны активного водообмена и их небиогенный нефтегазовый потенциал на западном склоне Канадского щита», представленная в рубрике «Геологическое строение и нефтегазоносность недр».

В статье рассмотрены геологические условия и нефтегазоносность западного склона Канадского щита разведаны гигантские нефтяные и газовые месторождения, запасы которых равны 12 902 млрд. м3 природного газа и 695 млрд. м3 тяжёлой нефти. Эти месторождения открыты на глубине 0-6000 м в мезозойских и палеозойских отложениях, а также в докембрийских гранитах и залегают в условиях активного водообмена.

Описание этих уникальных скоплений нефти и газа подытоживаются следующими выводами авторов: «Дип Бэйсн и Милк Ривер – это сверхгигантские газовые скопления, Атабаска же, Колд Лэйк, Ллойдминстер, Пис Ривер и Уобаска – сверхгигантские скопления тяжёлой нефти, но у всех этих скоплений газа и нефти есть общая особенность: у них нет их источника в осадочной толще». И далее: «Кроме того, залегание газа в Дип Бэйсн и Милк Ривер свидетельствует, что в водоносных пластах гравитационная латеральная миграция газа и нефти вверх по восстанию есть «science fiction». Это относится, конечно, и к капиллярной миграции нефти и газа, поскольку капиллярные силы не вытеснили газ из мелких пор-капилляров в крупные поры-сверхкапилляры, а воду – из крупных пор в мелкие, хотя капиллярные силы были обязаны обеспечить именно такое вытеснение, ведь это и является сущностью капиллярных явлений…».

В этой же рубрике «Геологическое строение и нефтегазоносность недр» вниманию читателей представлена другая работа украинских ученых В.В. Гордиенко, И.В. Гордиенко, О.В. Завгородняя «Геотермальные ресурсы Украины». В статье выполнены расчеты геотермальных ресурсов (W) Украины, ориентированные на величины, которые могут быть использованы в теплоснабжении, на добычу геоциркуляционной системой воды с температурой (Т) не ниже 60 °С и ее возвращение в недра с Т 20 °С. Экономические оценки указывают на достижение рентабельности начиная с геотермического градиента 0,02-0,025 °С/м (W= 2,5 тут/м2). Кроме 6 км проведены и вычисления для глубин бурения 3 и 4,5 км. Рассчитанная величина W не исчерпывает тепловых запасов недр. После извлечения энергии с глубин 5,5-6 км можно продолжить ее добычу на меньших глубинах. Например, в Днепровско-Донецкой впадине вычисленные ресурсы могут быть увеличены добычей в других интервалах глубин в 4,5 раза. Вычисление W выполнено во всех 5500 пунктах, где известны величины глубинного теплового потока (ГТП). Рентабельные геоэнергетические ресурсы распространены в трех больших бассейнах - западном, восточном и южном. В центральной части Украины они встречаются только на небольших площадях. Но эта территория - преимущественно Украинский щит (УЩ) и его склоны - наименее изучена по ГТП. В единственной хорошо исследованной части (центр щита и его северо-восточная граница) установлены рентабельные ресурсы. Наибольшие W установлены в западном бассейне в Закарпатье: до 10 тут/м2. Но средняя W (для глубины бурения 6 км) - около 3,5 тут/м2. Суммарное количество энергии в бассейне - около 0,25 трлн. тут. В восточном бассейне высокие W - только в некоторых районах Донбасса (5-7 тут/м2). Главная часть территории (ДДВ) имеет W около 3 тут/м2. Поэтому среднее значение в бассейне – 3-3,5 тут/м2. Суммарные ресурсы – около 0,4 трлн. тут. В южном бассейне в центральной части Крыма W достигает 7-8 тут/м2, но на значительная части территории W около 3-4 тут/м2. Суммарное количество энергии бассейна – около 0,3 трлн. тут. Общий вывод сводится к тому, что геоэнергетические ресурсы Украины в интервале глубин 5,5-6 км (установленные к настоящему времени) в 25 раз превышают все запасы горючих ископаемых на ее территории.

В рубрике «Тектонофизические и флюидодинамические аспекты нефтегазоносности недр» опубликована статья В.А. Корчина «Термобарическое моделирование аномалий повышенной пористости в горных породах земной коры - горизонтов возможной миграции и локализации глубинных углеводородов», в которой на примере Украинского щита показано, что физические характеристики различных типов кристаллических (изверженных и метаморфических) пород в значительной степени зависят от их трещиноватости и пористости, состояния межзерновых границ. Интерес к исследованиям порового пространства пород значительно возрос в связи с изучением миграции газово-жидких фракций, в частности углеводородов, в кристаллических горных породах на различных глубинах литосферы. Всю гамму закономерных и случайных причин, влияющих на образование пор и микротрещин, выявить практически невозможно. Однако выявлена тенденция, что у петрографически сходных групп пород увеличение пористости и микротрещиноватости ведет к уменьшению скорости распространения в них упругих волн. В предлагаемой работе на основании изучения связи порового пространства со скоростью распространения продольных упругих волн при высоких давлениях и температурах в образцах гранитов Украинского щита осуществлена попытка более полно охарактеризовать изменение пористости и трещиноватости пород в зависимости от воздействия Р и Т различных глубин, объяснить некоторые коровые аномалии разуплотнения пород, которые, в свою очередь, могут являться проводниками миграции и локализации углеводородов глубинного происхождения.

В рубрике «Неорганическое происхождение нефти – на пути к научной теории» представлена статья нашего постоянного автора М.А. Лурье «Может ли смесь оксида углерода и водорода быть исходным материалом для образования глубинной нефти». Рассмотрение характера реакции гидрирования оксида углерода водородом (процесс Фишера-Тропша) показало, что реализация ее в условиях глубинных геосфер Земли возможна только в ограниченном масштабе (главным образом, с получением наиболее легких углеводородов), и она не может быть использована для объяснения всего комплекса явлений, связанных с генезисом нефти и ее показателями. Предполагается наиболее вероятной ключевой реакцией образования нефти считать окислительное конденсационное преобразование глубинного легкого углеводорода под воздействием содержащейся в глубинных потоках элементной серы, что обеспечивает сернистость нефти и обуславливает закономерности связанности степени осерненности нефти с другими ее показателями.

В рубрике «Гипотезы, дискуссии, рецензии, критика» опубликованы две работы наших постоянных авторов: Д.Н. Тимофеева «Структура мантии Земли и синтез углеводородов в свете теории химических процессов» и А.И. Тихонова «Анализ существующих и разработка новой гипотезы о происхождении гидросферы Земли».

В концептуальной статье Д.Н. Тимофеева «Структура мантии Земли и синтез углеводородов в свете теории химических процессов» дается развитие новой гипотезы строения внутренних оболочек Земли. Предлагаемые представления о мантии Земли выполнены, исходя из её состава, свойств элементов и теории химических процессов. Рассчитана плотность атомов по атомному весу и атомным радиусам элементов. Показана структура мантии Земли исходя из плотностей атомов элементов и их процентного содержания. Предложен механизм трансформации химических соединений в мантии Земли. Выдвинуто предположение, что в астеносфере подвижное вещество находятся в виде смеси соединений имеющих высокий изобарный потенциал. В составе этого подвижного вещества могут быть такие соединения как ацетилен, окислы азота, гидразин, нитросоединения, металлоорганические и кремнийорганические соединения, SiH4, Si2H6, Al(CH3)3, Fe(CO)5, Ni(CO)4, VCl4 и др. Такой состав подвижных соединений значительно отличается от жидкостей в коре Земли и назван – нитронефтью. Подвижные химические соединения поднимаясь от ядра Земли к поверхности многократно трансформируются, выделяя энергию и уменьшая изобарный потенциал от насыщенных энергией, через стадию нитронефти, далее до СО2, Н2О, N2, углеводородов, силикатных пород, карбонатов и рудных залежей.

В статье А.И. Тихонова «Анализ существующих и разработка новой гипотезы о происхождении гидросферы Земли» проведен краткий обзор и критический анализ существующих гипотез об образовании гидросферы Земли, рассматривающих версии ее происхождения за счет метеорных вод, дегазации недр Земли и высвобождения связанной» воды из горных пород и минералов. Показана ошибочность ранних представлений по трактовке наблюдающихся данных пространственном распределении тяжелых изотопов водорода в океанских водах, приводивших к ложным выводам о якобы их техногенным загрязнениям, что установлено на основе комплексных исследований изотопного состава водорода, гелия и урана. Предложена новая гипотеза об образовании гидросферы Земли, основанная на существовании в центре планеты природного ядерного реактора на сверхтяжелых элементах (СТЭ) в качестве источника питания, генерирующего при резко асимметричном делении изотопы практически всех известных и пока неизвестных (и, возможно, распавшихся?) химических элементов, в том числе водорода и гелия, что приводило и продолжает приводить к постепенному увеличению размеров Земли и образованию гидросферы за счет глубинных вод, поступающих в верхние слои планеты в составе ядерных (или мантийных) плюмов.

В рубрике «Методы и технологии поисков, разведки и освоения глубинной нефти» публикуется первая часть коллективной работы А.И. Тимурзиева и В.П. Ластовецкого «Количественная оценка параметров напряженно-деформированного состояния горных пород для выделения участков относительного растяжения (разуплотнения) и повышенной трещиноватости по результатам математического моделирования (на примере Еты-Пуровского полигона)», в которой на примере Еты-Пуровского месторождения (полигона) Западной Сибири, показана важность определения параметров напряженно-деформированного состояния (НДС) горных пород, определяемая многообразием прикладных задач (в связи с освоением сложнопостроенных объектов с трещинными средами, и в особенности, нетрадиционных ресурсов), утилизирующих эти данные. Параметры тензора напряжений включают знания о типе (вид тензора напряжений и соотношение его главных осей), ориентации (три взаимно ортогональные оси главных напряжений) и величинах (шаровая компонента тензора напряжений и максимальные касательные напряжения) природных напряжений. В нефтяной геологии данные о НДС горных пород используются, главным образом, на этапе проектирования разработки месторождений и осуществления геолого-технических мероприятий (ГТМ) в скважинах. Как известно, гидроразрыв пластов (ГРП) стал одним из основных методов повышения нефтеотдачи, а бурение ориентированных (наклонных) и горизонтальных скважин - важным инструментом оптимизации разработки. Показано, что для успешного проведения ГРП и его технологического планирования необходимо иметь оценку минимальной компоненты бокового горного давления на заданной глубине и знания об ориентации главных осей тензора напряжений. При проектировании горизонтальных и наклонных скважин, при зарезке боковых стволов в резервуарах с терригенными коллекторами они ориентируются так, чтобы пересекали наименьшее количество трещин во избежание обводнения скважин. В карбонатных и других резервуарах с трещинными коллекторами при тех же соотношениях и ориентации главных осей тензора напряжений технология проектирования ориентированных скважин будет принципиально отличаться. Как показано в статье, эти данные, характеризующие азимутальное распределение осей напряжений и господствующий вид тензора напряжений, можно существенно дополнить за счет математического моделирования НДС горных пород и построения трехмерной количественной модели распределения шести производных компонент поля напряжений. Сегодня в связи с активным освоением сложнопостроенных залежей нефти и газа в фундаменте («фундаментная нефть»), различного типа залежей трещинного насыщения («присдвиговая нефть»), трудноизвлекаемых ресурсов с нетрадиционными (низкопроницаемыми) коллекторами («сланцевая нефть»), количественная оценка параметров напряженно-деформированного состояния горных пород по результатам математического моделирования является единственной производственно реализованной авторской технологией объемного выделения областей относительного растяжения (разуплотнения) и повышенной трещиноватости в объеме куба МОГТ-3D, обеспечивающей бурение высокопродуктивных скважин на безрисковой основе.

Рубрику «Материалы 1-х Всесоюзных Кудрявцевских Чтений» продолжает статья Н.В. Шаблинской «Закономерности нефтегазоносности промежуточных комплексов платформ СССР в связи с вертикальной миграцией углеводородов», в которой по данным исследований нефтяных и газовых скоплений промежуточных комплексов в недрах платформ СССР, показана их приуроченность к наиболее мобильным поясам литосферы и тесная связь с разломами земной коры. Мощности нефтенасыщения осадочного чехла, начиная от промежуточных комплексов вверх по разрезу, в недрах активных палеорифтогенов составляют 10-12 км. Распределение и формирование залежей углеводородов определяется их массовой субвертикальной восходящей миграцией по зонам активных флюидопроводящих разломов, что отвечает известным положениям о распространении нефти и газа в недрах нефтегазоносных провинций по учению Н.А. Кудрявцева.

В сентябрьском номере в рубрике «Рукописи не горят – труды классиков» мы продолжаем публикацию главного труда Н.А. Кудрявцева монографию «Генезис нефти и газа». В главе 13 рассмотрен состав нефтей.

Н.А. Кудрявцев показал, что ко времени написания его труда, американский нефтяной институт, много лет изучающий состав нефти из месторождения Понка, в исследованных 48% этой нефти обнаружил более чем 250 различающихся по своему строению углеводородов. Это наиболее легкие и простые углеводороды из составляющих нефть. Как пишет Н.А. Кудрявцев, «сторонники образования нефти из органического вещества обрадованы тем, что количество углеводородов в ней оказалось значительно меньше, чем можно было ожидать, исходя из числа теоретически возможных изомеров. Но реакции образования и этих 250 углеводородов остаются неизвестными. Для их возникновения путем отщепления карбоксила от жирных кислот явно не хватает этих кислот, а образование углеводородов в результате других реакций лабораторно не подтверждено.

Кроме того, надо иметь в виду, что изучено пока только 48% объема этой нефти. Состав остальных 52% остается неизвестным, но можно быть вполне уверенным, что это более высокомолекулярные и сложные углеводороды с еще большим числом изомеров, а также их соединения с серой, азотом и кислородом. Поэтому общее число углеводородов окажется, вероятно, во много раз больше. Ссылки органиков на сравнительную простоту состава нефтей, которая позволяет допускать их образование из органического вещества с ограниченным числом соединений, способных давать углеводороды, надо признать недостаточно обоснованными».

Н.А. Кудрявцев приводит данные Р.Робинсона, С.Поннамперума и К.Перинга за абиогенное происхождение некоторых компонентов нефтяных битумов. «Последние, изучая углеводороды из асфальта о-ва Тринидад, пришли к заключению, что эти углеводороды имеют значительные отличия от углеводородов биогенного происхождения и сходство с углеводородами, полученными из метана абиогенным путем. Сходство алканов в природных нефтях с синтетическими продуктами процесса Фишера-Тропша установили также Р.Фридел и А.Шарк… Следует также напомнить, что А.Ф. Добрянский признавал, что присутствие в некоторых нефтях огромного количества твердых парафинов трудно увязать с образованием их из органического вещества. Наоборот, по Фишеру-Тропшу они могут быть получены в очень большом количестве».

Наконец, ключевая фраза Н.А. Кудрявцева: «Если химики не будут считать, что органическое происхождение нефти уже доказано геологами, то они обнаружат много других свидетельств ее абиогенной природы» подводит итог бесчисленным и таким же бессмысленным трудам геохимиков всех времен и народов в поисках доказательств органического происхождения нефти.

В пользу этого свидетельствуют такие факты, приведенные Н.А. Кудрявцевым: « В связи с тем, что изопреноидные углеводороды потеряли свое значение как доказательство биогенной природы нефтей или какого-либо углеродистого вещества, некоторые исследователи теперь отводят эту роль аминокислотам, которые обнаруживаются в нефтях и различных углеродистых веществах, в частности в тех, что встречены в породах, имеющих возраст до 3 млрд. лет. В связи с этим нелишне указать, что типичные аминокислоты весьма различного состава синтезированы в лаборатории при температуре 950-1050 °С... Они установлены теперь и в метеоритах». Тут комментарии излишни.

Вывод Н.А. Кудрявцева о том, что «постоянное присутствие в нефти глубинных элементов, приведенные выше данные о ее составе, участие в образовании нефти высоких температур подтверждают ее абиогенную природу», не имеет альтернативной доказательной аргументации.

В рубрике «Рукописи не горят – труды классиков» публикуется последняя перед Заключением глава двухтомного издания избранных трудов В.Б. Порфирьева «Природа нефти, газа и ископаемых углей». В главе 17 «Метаморфизм вмещающих пород» рассмотрены факторы метаморфического изменения органического вещества.

По результатам выполненного сравнительного анализа характера метаморфических изменений органической и минеральной субстанций различных горных пород, В.Б. Порфирьев приходит к принципиально важным для понимания зональности метаморфического изменения органического вещества выводам.

Так, из работы Е.А. Перепечиной «К вопросу о связи между степенью метаморфизации углей и вмещающих пород в угольных месторождениях Урала» приводится такое заключение автора: «Устанавливается наличие несомненной связи между свойствами углей и вмещающих их пород. Эта связь ощущается как в изменении минералогического состава вмещающих пород (появление минералов новообразований), так и в изменении физических свойств. Иными словами, с более метаморфизованными углями связаны и более метаморфизованные породы».

Характер нового минералообразования не оставляет сомнений в том, что здесь имело место явление динамотермального метаморфизма. Повышение плотности, очень выдержанное и закономерное для вмещающих пород, не совпадает с изменением плотности углей, точнее, в угольном ряду этой закономерности нет.

Из этого В.Б. Порфирьев делает вывод, что «метаморфические ряды углей и вмещающих пород не параллельны, и факторы, обусловливающие их, не идентичны, хотя и совпадают в общем плане. Динамические напряжения интенсивных дислокаций в состоянии резко повысить степень метаморфизма вмещающих пород, но не окажут заметного влияния на характер органической массы угля. И наоборот, чисто термальное воздействие – нагрев до температуры 500 °С в состоянии, по-видимому, довести угольную массу до высшей степени метаморфизма, не оказав существенного влияния на минеральную породу. Если же термальные явления связаны с циркуляцией растворов, то получается параллельное изменение обоих типов горных пород. Но обобщать эти явления было бы принципиально неверно и означало бы игнорирование совершенно различной природы метаморфизуемых субстанций».

В чем важность этих выводов, не отмеченная даже самим В.Б. Порфирьевым по итогам выполненных наблюдений? Она состоит в том, что эти наблюдения и выводы дают объяснение и развенчивают устойчивые мифы органической науки, возведенные в ранг законов и открытий о существовании фундаментальных генетических связей между:

1. природным явлением преобразования ОВ осадочных пород под действием тектонических и сейсмических процессов земной коры (А.А.Трофимук, Н.В.Черский, В.П.Царев, Т.И.Сороко; 1982);

2. катагенетической превращенностью РОВ и нефтегазоносностью осадочных бассейнов Земли с динамометарфизмом вмещающих пород (А.Н.Резников, 2008);

3. катагенеза нефтематеринских отложений в результате их термического погружения со стадийностью процессов нефтегазообразования – учение о ГФН или о нефтяном окне (Н.Б. Вассоевич, 1967);

4. нефтегазоносностью осадочных бассейнов и интенсивностью прогрева ОВ глубинными флюидными потоками в варианте флюидодинамической модели нефтеобразования (Б.А.Соколов, 1990).

При рассмотрении связей в вариантах 1 и 2 будем помнить, что динамические напряжения интенсивных дислокаций (тектонических и сейсмических; динамометарфизм вмещающих пород) в состоянии резко повысить степень метаморфизма вмещающих пород, но не окажут заметного влияния на характер органической массы угля и ОВ, в целом. При рассмотрении связей в варианте 3 будем помнить, что нагрев до температуры 500 °С  в состоянии довести угольную массу (ОВ, в целом) до высшей степени метаморфизма, не оказав существенного влияния на минеральную породу). И, наконец, при рассмотрении связей в варианте 4 будем помнить, что если термальные явления связаны с циркуляцией растворов, то получается параллельное изменение обоих типов горных пород (вмещающих пород и органической массы), но обобщать эти явления было бы принципиально неверно и означало бы игнорирование совершенно различной природы метаморфизуемых субстанций).

Общий же вывод, который мы сделали на основе исследований В.Б. Порфирьева сводится к тому, что ни динамические напряжения и дислокации (тектонические и сейсмические; динамометарфизм вмещающих пород), ни нагрев вмещающих ОВ пород, ни термальные явления, связанные с циркуляцией растворов не способны снять главное противоречие по Б.А.Соколову (1990) между разнонаправленными процессами деструкции и рассеиванием исходного ОВ при седиментогенезе (рост энтропии) и синтезом ОВ в углеводороды и концентрацией последних в крупные скопления (падение энтропии) и объяснить процесс нефтеобразования из ОВ в осадочных бассейнах Земли.

Таким образом, благодаря исследованию В.Б. Порфирьева «Природа нефти, газа и ископаемых углей» и творческого усвоения нами его положений, оказалось возможным низведение фундаментальных основ органической геохимии в вопросах происхождения нефти до уровня ничтожных научных следствий эмпирического наблюдения, не имеющих доказательной базы и прогностической силы.

Это и есть мой главный подарок ко Дню профессионального праздника работников нефтяной  и газовой промышленности. С Праздником Вас, дорогие геологи, нефтяники и газовики. 

 

Главный редактор

А.И.Тимурзиев

Объявления

На сайте DeepOil.Ru открыт электронный журнал "Глубинная нефть" для публикаций материалов КЧтений и научных статей по неорганической тематике

Редакция журнала ГН приглашает участников КЧ, ученых, геологов и нефтяников,  специалистов смежных областей знаний для публикации результатов своих исследований, творческого обмена новыми научными идеями в области происхождения нефти, методов прогноза нефтегазоносности недр и технологий поисков глубинной нефти

Журнал ГН открыт для сотрудничества со всеми специалистами, издательствами, библиотечными каталогами и рекламными агентствами страны по популяризаций Знаний о глубинном генезисе нефти

В журнале ГН готовятся тематические выпуски:
- по глубинным очагам нефтегазообразования (строение, методы картирования, критерии прогнозирования и др.)
- по нефтегазоносности фундамента
- по вопросам миграции нефти и газа
- АВПД (природа явления, механизм формирования, методы прогнозирования)


Подробнее...

Статистика

Сейчас 27 гостей онлайн
Просмотры материалов : 123284
Ваше отношение к содержанию журнала Глубинная нефть