Том 2 - №7 - 2014

ISSN 2306-3114 = Glubinnaâ neft

Без святоча науки и с нефтью будут потемки...

Д.И.Менделеев

 

Уважаемые читатели!

Тимурзиев - Главный редактор журнала

Июль наполнен событиями, историческими, главным образом. 8 июля мы отмечаем 115-летие со дня рождения Порфирьева Владимира Борисовича – великого советского геолога и ученого, доктора геолого-минералогических наук, академика АН УССР, лауреата Государственной премии УССР и премии им. В.И. Вернадского АН УССР. В этом номере мы не будем повторяться в биографическом экскурсе и в перечислении заслуг В.Б. Порфирьева, отошлем читателя к №7 и №8 нашего журнала за прошлый год, где дана подробная характеристика его заслуг в воспоминаниях знавших его лично ученых.

Для понимания научной и исторической роли личности этого великого ученого, напомним лишь слова К.А. Аникиева, давшего следующую характеристику В.Б. 

Порфирьеву: «В истории нефтяной геологии Владимир Борисович Пор­фирьев совершил научный и гражданский подвиг, встав рядом с Н.А.Кудрявцевым против культового миража вет­хозаветной нептунистической биогенетической картины неф­тегазоносных недр, против консолидированной интернацио­нальной группы лидеров «теории нефтематеринских свит», набравших подавляющую административную силу под сенью как тоталитарной политической власти в СССР, так и, увы, «плюралистических демократий» в США и других нефтедо­бывающих странах Запада. В.Б. Порфирьеву принадлежат резкие слова, сказанные им в 1981 г., о «директивно-офи­циальном служебном исповедании ортодоксальной теории органического происхождения нефти», слова, венчающие протесты Н.А. Кудрявцева в 1950-х гг. против схоластичес­кого культа упомянутой служебной теории в виде своеобраз­ного и почти религиозного «символа веры».

Лучше всяких слов о В.Б. Порфирьеве говорят его научные труды, прозорливые прогнозы, сформированная и оставленная им после себя украинская неорганическая школа. В рамках нашей деятельности по воскрешению из безмолвия и реабилитации научного наследия В.Б.Порфирьева в нефтегазовой геологии, мы публикуем в июльском номере его работу «О критике теории неорганического происхождения нефти», изданную в сборнике «Проблема неорганического происхождения нефти» в 1971 г. Представления о масштабе личности В.Б. Порфирьева дополнит В.А. Краюшкин в своей вводной главе «Развитие и обоснование взглядов о нефтегазоносности пород фундамента в работах ученых Украины (1957-1984)» из книги «Нефтегазоперспективные объекты Украины. Нефтегазоносность фундамента осадочных бассейнов», изданной в 2002 г. Наконец, публикацией главы «Рациональная схема метаморфизма» из его двухтомного сочинения избранных трудов «Природа нефти, газа и ископаемых углей» мы отдадим должное заслугам этого великого Ученого и Гражданина своей страны, именовавшейся тогда СССР. Да, несмотря на раздираемую сегодня политическими противоречиями трагедию современных российско-украинских отношений, и неопределенности будущего этих отношений, В.Б. Порфирьев был, есть и останется в памяти геологов-нефтяников нашей страны великим советским Ученым, достоянием российско-украинского научного наследия, и наравне с Н.А.Кудрявцевым символом неорганического учения, созданного в СССР в период его научного ренессанса.

Нельзя не вспомнить, что в июле этого года исполнилось 100 лет с начала первой мировой войны. Много говорится и пишется на эту тему в прессе, наше телевидение не осталось в стороне – достойно освещает и препарирует события вековой давности, оставившие тяжелый кровавый след на теле Европейского континента. В контексте современности правомерно задаться вопросом, а чему нас учит история 100-летней давности, уроки истории – какие они и востребованы ли они современным цивилизованным обществом, европейским и российским – основными участниками тех трагических событий.

Истерия европейского политического истеблишмента, управляемого заокеанскими кукловодами, нам понятна. Готовые подорвать экономику собственных стран, чиновники от Евросоюза выполняют заказ, невольные в своих политических пристрастиях и блоково-зависимые от своих руководителей по НАТО. Их отрезвит лишь холодный душ экономических и социальных потрясений в собственных странах и распространение анархии украинского майдана на территории Евросоюза. С целью ускорения отрезвляющего душа я рекомендовал бы нашему правительству, аккурат к зиме отлучить Европу от нашего «национального достояния», приняв к реализации государственную программу газификации своей страны, тем более что Европа приняла открытый курс на ликвидацию энергозависимости от России. Об этом свидетельствуют факты блокирования проекта «Южный поток», ограничения по наполнению «Северного потока», обсуждение возможности распродажи украинской газотранспортной системы, возможные запреты на собственность газотранспортной системы Европы производителям газа, активность США в удовлетворении требований Европы по обеспечению ее энергетической независимости от России, другие наблюдения.

А чему научила история 100-летней давности российское общество, какие мы вынесли уроки из той трагедии, как сегодня реагирует власть и общество на вызовы времени?

По официальным данным (http://www.gazprom.ru/about/production/gasification/), средний уровень газификации в России в 2013 составил 65,3%, в том числе в городах - 70,9%, и в сельской местности - 54%. Ситуация такова, что даже к 2020 году уровень обеспечения газом составит только 85%. А пока, почти половине населения страны придется топить дровами. А почему жители Дальнего Востока или Крайнего Севера нашей страны должны мерзнуть в условиях суровых сибирских зим в отличие от жителей Лазурного Берега или Итальянской Ривьеры, и без того облагодетельствованных мягким средиземноморским климатом. Очевидна несправедливость, за которую прямую ответственность несет бездарная экономическая политика либеральной власти 90-х и 00-х, не обременявшая себя никакими экономическими моделями развития, кроме как проверенным еще советской партноменклатурой в период застоя и развала СССР, способом наполнения бюджета страны распродажей нашего «национального достояния». Наступать на грабли – это так по-русски, но история, боюсь, нам не предоставит второго шанса, а потому, отбросив ложную скромность перед европейскими «партнерами» и ориентируясь исключительно на национальные интересы, необходимо введение «чрезвычайного экономического положения», диверсификация нашей экономики, переход на развитие внутреннего рынка и первоочередное удовлетворение нужд собственного народа. Будучи избранными менеджерами по управлению страной, чиновники от власти обязаны осознать, наконец, нависшие над страной угрозы и вызовы объявленной нам экономической войны, способные разрушить ее неокрепшие институты набирающими обороты санкционными удавками.

Нам следует помнить, что итогом 1-й мировой войны стало поражение России, позорный Брестский мир, внутренний социальный взрыв, приведший к двум революциям и исчезновение с карты мира Российской империи. Итогом 2-й мировой войны, перешедшей в «холодную войну» противостояния двух идеологических систем стало экономическое поражение СССР, организованный либеральными прозападными силами внутренний социальный взрыв, позорный Беловежский сговор, приведший к отстранению от власти национал-предателя Горбачева и исчезновение с карты мира Советского Союза. Экстраполяция итогов начавшейся уже 3-й мировой войны, первая фаза которой имеет открытое экономическое противостояние России и Запада, может быть додумана читателем без моих комментариев.

Шутки кончились, господа. Пора нам всем уже осознать нависшую угрозу и объявить в стране «полную внутреннюю мобилизацию». Только мы сами, совместными усилиями и настойчивыми требованиями к власти, можем развернуть наше общество внутрь себя, и, осознав свою достаточность, реализовать ее в полноте духовного, интеллектуального и материального достатка населяющих Россию народов. А начинать нужно с проветривания головы. Президент, даже при той огромной поддержке народа, не в состоянии нести на себе бремя ответственности за страну в условиях усиливающегося цивилизационного противостояния в мире. Необходимо создание правительства национального доверия, переизбрание всех ветвей погрязшей в коррупции власти, и очитка ее от скрытой под либеральной одеждой «болотной» оппозиции, заблудившихся во времени «красных революционеров» и прочей оголодавшей «устрично-пармезанной» гастрономической интеллигенции. Надвигающуюся беду могут остановить патриоты и профессионалы, а потому, любовь к Родине и профессионализм должны стать пропуском во власть и спасением страны от неминуемого разрушения по итогам 3-й мировой войны.

Я голосую за партию 3П: Путин – Патриоты – Профессионалы, поддержите и Вы своим голосом исторический и цивилизационный выбор в пользу возрождения России.


Но вернемся к нашим проблемам по происхождению нефти и газа, где от нас больше пользы и толку, нежели в изучении хитросплетений политической жизни. О, если бы можно было упиваться только наукой, и не обращать внимания на «гармонию» окружающего нас мира. Но, увы, мы заложники происходящего и прямые его участники: пассивные или активные, но участники, с которых спросится нашими потомками, как мы спрашиваем сегодня с поколения, потерявшего великое наследие предков, объединивших в веках шестую часть света в страну всеобщего благоденствия.

Июльский номер открывает статья В.Б.Порфирьева «О критике теории неорганического происхождения нефти», изданная в сборнике «Проблема неорганического происхождения нефти» в 1971 г., представленная в рубрике «История науки в лицах – наследие В.Б.Порфирьева в нефтегазовой геологии». Статья посвящена критическому разбору изданной в 1968 г. книги М.К. Калинко «Неорганическое происхождение нефти в свете современных данных».

Как пишет В.Б. Порфирьев: «Это первая попытка всесторонней критики представлений о неорганической природе нефти, сделанной на основе последних данных нефтяной геологии и теоретических исследований, проводившихся в различных аспектах проблемы. Автор монографии, убежденный сторонник органической теории, не был стеснен рамками журнальной статьи, а также в выборе материала и метода рассмотрения последнего. Можно считать, что это полная сводка всех аргументов, которые могут быть высказаны сторонниками традиционных представлений об органической природе нефти. И судя по хвалебным отзывам крупных геологов-нефтяников (В.Г. Васильева, М.С. Бурштара и А.Я. Кремса), ему удалось отразить отношение к этой теории со стороны широкого круга «органистов», согласных со всеми положениями М.К. Калинко, с его критическими замечаниями и выводами. Рассмотрение его аргументации и заключений представляет, поэтому несомненный интерес. Рассматриваемый труд посвящен изложению современных представлений в области теоретических вопросов нефтяной геологии, оценки аргументации сторонников неорганической теории природы нефти и сопоставления их с теорией органической. Задача очень трудная даже в рамках монографии, так как вопрос об органической или неорганической природе нефти является за последние двадцать лет объектом острых дискуссий, принимают в них участие представители различных областей науки, и в развитие тех или иных положений написано множество работ».

Далее следует детальный разбор основных положений книги М.К. Калинко. Однако, «…не имея возможности детально рассмотреть все вызывающие возражения утверждения автора…», В.Б. Порфирьев останавливается «…только на некоторых ошибках, искажениях и методических неправильностях». Мы оставляем читателя наедине с этим занимательным чтением, полным разоблачений, выявлением подтасовок и нагромождений лжи - известных приемов известного автора.

В.Б. Порфирьев указывает, что принятый М.К. Калинко прием критического рассмотрения различных вариантов неорганической теории происхождения нефти без сравнения их аргументации с современной теорией «рассеянных углеводородов» «…дает совершенно искаженную картину общей теории неорганической природы нефти и причину появления на научной арене принципиально новой концепции глубинной природы нефти, представленной рядом вариантов. Объединяющими в ней являются совершенно другие положения: во-первых, это крах теории «нефтематеринских пород», которая показала ошибочность старых вариантов органической теории и, несмотря на огромный объем многолетних всесторонних исследований, не смогла найти критерия опознания этих пород в природе, не решила вопроса о механизме ухода углеводородов из материнской породы, о путях преобразования первичных форм в настоящую нефть, ограничившись рядом гипотетических предположений по этим вопросам, оставив решение их, согласно заключению М.Ф. Двали, на долю будущих поколений геологов. Во-вторых, геологически доказано поступление нефти из фундамента, в условиях которого не может образовываться и сохраняться нефть по современному варианту органической схемы Вассоевича – Двали - Успенского и др. В-третьих, возможность образования нефтяных углеводородов путем естественных и широко распространенных в природе процессов неорганического синтеза и, наконец, возможность логичного объяснения по этой схеме всех наблюдаемых нефтепроявлений в любых геологических условиях».

В завершении своей статьи В.Б. Порфирьев констатирует: «Поставленную перед ней задачу книга выполнила. Она рассчитана на широкий круг читателей, мало знакомых со сложной историей борьбы идей в области теоретических вопросов нефтяной геологии. Согласно заверениям автора, она представляет полную сводку всех высказываний о природе нефти и якобы объективный анализ всех аргументов в пользу и неорганической и органической теории, а также столь же объективную оценку истинного значения этого странного рецидива архаичных представлений. Теперь всякий геолог, касающийся в своей работе второстепенных для него вопросов условий образования нефти и формирования ее месторождений, может сослаться на то, что «согласно исчерпывающего анализа этой проблемы, произведенного в монографии М.К. Калинко... », и т.д. Примеры этому мы уже видим в случае с В.Г. Васильевым, А.Я. Кремсом и М.С. Бурштаром с необыкновенной оперативностью, опубликовавшими свои восторженные отзывы об этой книге».

Однако «опыт дискуссии по этой проблеме показал, что концепция неорганической природы нефтяных углеводородов, показавшаяся вначале рецидивом давно опровергнутых и забытых представлений, на самом деле является переосмысливанием и переоценкой давно известных явлений и фактов. Это логическое следствие глубоких геохимических и химических исследований природы нефти, проводившихся безотносительно к априорным представлениям их авторов, и новый фактический материал геологических исследований нефтяных регионов в огромной сети глубокого бурения.

Это не «открытие» давно известных фактов вроде обнаружения залежей нефти в кристаллических и метаморфических породах, о чем иронически пишет в своей рецензии М.С. Бурштар, а переоценка их значения для понимания природы нефти. Изменились масштабы этих залежей, колоссально увеличилось число таких случаев, и потерпели крах попытки объяснить их по органической схеме в ее современном варианте. По-новому приходится оценивать месторождения-гиганты, особенно Канадскую Атабаску, размеры которой превышают 100 млрд. т. И наконец, что самое главное,- это тупик, в который зашла самая изощренная и, казалось бы, безукоризненно аргументированная в химическом плане современная теория «рассеянных углеводородов», вступающая в непримиримое противоречие с геологической стороной проблемы.

Получилась парадоксальная вещь - теория неорганического происхождения нефти, или, скажем, возврат к концепции ее неорганической природы явился логическим следствием исследований, проводившихся с неограниченной верой в догмат органического происхождения. Отдадим должное заслугам этого направления. Развиваясь неуклонно с большим креном в область химической аргументации, поскольку с чисто геологической явно не получалось, она последовательно и убедительно показала ошибочность ряда еще недавно популярных вариантов органической теории, предусматривающих валовое превращение в нефть исходных скоплений органического вещества (Калицкий, Стадников, Добрянский и др.) и внесла весьма существенные коррективы в варианты общей теории «нефтематеринских пород» (Михайловский, Архангельский, Губкин, Крейчи Граф и др.).

Несомненно, этот последний вариант «теории рассеянных углеводородов» (Вассоевич, Соколов, Успенский, Двали и др.) внес много ценного в понимание процессов изменения рассеянного органического вещества в ископаемом состоянии, но не в плане образования нефти. Мы не можем вдаваться в критику этой системы взглядов, что сделано в ряде опубликованных нами работ. Мы только отметим, что базирующаяся на чисто химическом аналитическом материале теория эта не находит подтверждающих ее геологических данных, по необходимости заменяя их рядом чисто логических допущений. Но большой заслугой ее является та достаточно определенная и жесткая «геологическая ограда», в основном температура и глубина захоронения, в пределах которой и могут только осуществляться предполагаемые процессы образования собственно нефтяных углеводородов. В дальнейшей дискуссии мы можем теперь требовать строгого соответствия высказываемых соображений с этой схемой, являющейся «последним словом» органической теории».

В рубрике «История науки в лицах – наследие В.Б.Порфирьева в нефтегазовой геологии» мы публикуем вводную главу В.А. Краюшкина «Развитие и обоснование взглядов о нефтегазоносности пород фундамента в работах ученых Украины (1957-1984)» из книги «Нефтегазоперспективные объекты Украины. Нефтегазоносность фундамента осадочных бассейнов», в которой раскрывается роль В.Б.Порфирьева и его идейных последователей в обосновании теоретических основ неорганического учения и его практического приложения при изучении проблемы нефтегазоносности кристаллических и метаморфических пород фундамента. При том, что, как пишет В.А. Краюшкин, «…общехимическая аргументация принципиальной возможности неорганического синтеза природных нефтяных углеводородов отнюдь не ниже аналогичной аргументации органической теории, …сильнейшим аргументом неорганической теории является существование в фундаменте крупных нефтяных и газовых залежей».

В.А. Краюшкин дает краткую, но емкую характеристику основных положений неорганической теории в интерпретации В.Б. Порфирьева: «По представлениям В.Б. Порфирьева, развитым в результате анализа материалов по нефтегазоносным провинциям мира, образование нефти и ее месторождений связано с процессами, протекающими в верхней мантии Земли, откуда она (нефть) мигрировала по глубинным разломам, рассекающим базальтовый, гранитный и осадочный слои земной коры, к земной поверхности и образовала месторождения в промежуток времени от начала миоцена до четвертичного периода в пористо-трещиноватых породах-коллекторах фундамента и осадочного чехла. Формирование месторождений в палеогене - неогене логически связывается с альпийским диастрофизмом, который создал пути для миграции нефти в ловушки для нее. …Разработав концепцию о «естественном крекинге» ископаемого гомогенного «нефтематеринского» органического материала, т.е. о его превращении в нефть в условиях пластовых температур около 300 °С, В.Б. Порфирьев уже позднее, став на позиции неорганического синтеза природной нефти, пришел к заключению, что нефть - это абиогенная природная субстанция, которая образовалась на глубинах в десятки или сотни километров в верхней мантии Земли при температуре 1000 °С и что «корни нефтегазоносности» спускаются вниз по разрезу осадочной толщи к ее кристаллическому фундаменту, прослеживаются в нем и он «также должен быть региональным промышленно нефтегазоносным комплексом на всех континентах и в зоне Мирового океана».

В рубрике «Парагенезы нефти» опубликована статье М.А. Лурье «Металлоносность нефтей, генетический аспект», в которой рассмотрены возможные источники металлов (V, Ni) и пути их проникновения в нефтяные системы. Сделан вывод, что представления о попадании металлов из биологических структур, окружающих нефть горных пород и водных растворов неудовлетворительно согласуются с имеющимися данными о металлоносности нефтей. Предложено считать основным источником «нефтяных» металлов глубинные углеводородные металлсодержащие флюиды, в результате эволюции которых образуется углеводородная система, содержащая металлы. Последние благодаря своим физико-химическим и каталитическим свойствам играют существенную роль в формировании геохимического типа нафтидов и их гетеронасыщенности.

В рубрике «Геологическое строение и нефтегазоносность недр» вниманию читателей представлены две работы: коллективная статья В.В. Гордиенко, И.В. Гордиенко, О.В. Завгородней, И.М. Логвинова и В.Н. Тарасова «Современная активизация и месторождения углеводородов Предкарпатского прогиба» и завершающая глава брошюры К.М. Севостьянова «Мои научные взгляды (в области нефтяной геологии и геотектогенеза)».

В статье авторского коллектива В.В. Гордиенко, И.В. Гордиенко, О.В. Завгородняя, И.М. Логвинова, В.Н. Тарасова «Современная активизация и месторождения углеводородов Предкарпатского прогиба» рассмотрены процессы генерации и транспортировки углеводородов в земной коре на примере Предкарпатского прогиба. Они соответствуют представлениям адвекционно-полиморфной гипотезы. Проанализированы тепловые модели тектоносферы зон современной активизации в альпийских геосинклиналях. Простроены схемы геологических объектов и источников аномалий геофизических полей. Они согласуются с известными геолого-геофизическими данными по региону.

Завершающая глава брошюры К.М. Севостьянова «Мои научные взгляды (в области нефтяной геологии и геотектогенеза)» повествует о последних годах (1988-2004 гг.) жизни пенсионера, посвященных поискам работы и научных истин, установлении деловых контактов с компаниями и специалистами нефтегазового сектора нашей страны и зарубежных стран с целью передать свой опыт и знания заинтересованным людям и организациям. Печальное повествование, раскрывающее трансформацию нашего общества в постсоветское время и падение нравов ее носителей, среди которых многие ныне живущие, найдут и свою характеристику.

В послесловие к книге К.М. Севостьянов пишет: «Всю жизнь я занимался поисками нефти и газа – в Крыму и на Кавказе, Ухте и Приуралье, на Юго-востоке Западной Сибири и Якутии, Амурской области и Хабаровском крае, Приморье и Чукотке, Сахалине и Камчатке, Северной Кореи, Вьетнаме и на Филиппинах – от слабого участия до работы руками, ногами и головой. Были удачи – Западная Сибирь и Якутия, Сахалин и Камчатка, Чукотка и Вьетнам, были и промахи – Север Западной Камчатки, Восточная Камчатка, Вьетнам. А сколь средств сэкономил родной стране – Приморье, Северная Корея, Амурская область и Хабаровский край, Юг Западной Сибири.

А кому достались эти открытые нефтегазовые богатства? Олигархам! А что за них получил народ, в т.ч. и я? Да, ничего! Нищим сделали!

Бандой Ельцина полет страны СССР оборвался! С помощью Запада, конечно, но Россия уже подымается, и будет еще искать нефть и газ на шельфе Тихого океана, Охотского моря, морях Ледовитого океана, а заодно доберется когда-нибудь до глубоких закрытых магматических камер – реакторах, где «варятся» нефть и газ.

Дорогие россияне, если пошлют куда подальше гнилой, лживый и тлетворный Запад и сумеют преодолеть давление Востока, то возродятся из пепла, как птица Феникс и заживут счастливой, справедливой и зажиточной жизнью. Россия должна пойти по собственному пути, оставаясь по-прежнему, как и после Великого Октября 1917 г., светочем для всего угнетенного мира – Россия должна строить социально справедливое общество, не оборачиваясь на лживый Запад и канонизированный Восток. А для этого надо начинать с эволюционных реформ и, прежде всего, пересмотреть итоги приватизации – вернуть народу его достояние и введя смертную казнь за умышленные убийства.

Каков итог моей жизни – автор и соавтор более 100 рукописных и печатных работ по многим регионам мира, неоднократный член и председатель союзных и зарубежных экспертных комиссий, одно время эксперт ГКЗ СССР, многолетний референт во ВНИИОЭНГе и в ВИНИТИ (с английского языка), предсказал и участвовал в открытие месторождений нефти и газа в отдельных районах Западной и Восточной Сибири, Сахалина, Чукотки, Камчатки, Якутии, Вьетнама и Филиппин, проработал 2,5 года заграницей (Северная Корея, Вьетнам).

За время своей работы я с высокой точностью оценивал перспективы нефтегазоносности четырех регионов СССР (Юго-восток Западной Сибири, Восточная Сибирь, Якутия и Дальний Восток), четырех зарубежных стран (Вьетнам, КНДР, Япония, Филиппины), одиннадцати краев и областей СССР (Сахалин, Камчатка, Чукотка и др.), причем в двух случаях по странам (Вьетнам, КНДР), трех случаях по областям и краям (Хабаровский и Приморский края, Амурская область) и одном случае по комплексу (палеозой Западной Сибири, о чем можно прочитать в «Inter. Geol. Rev.» 1982, 24, № 2) я выступал один против всех геологов СССР, имеющих отношения к этим вопросам».

«Итак, жизнь прожита…», констатирует К.М. Севостьянов «…и если бы не эти проклятые 90-е годы эпохи дерьмократов, можно было бы сказать вполне удачно, но… эти годы – они покалечили жизнь всех моих родственников и жизнь в России и вообще жизнь теряет для меня смысл!». А далее автор напутствует нам: «Дорогие мои соотечественники! Истина бытия в практической жизни, в научных поисках и в человеческом обществе не лежит на поверхности – ее надо искать, искать и искать. Ищите истину бытия, а не молитесь деревянным, каменным, мифическим и живым идолам!»

Было бы справедливо, если все те, перечисленные автором компании, а в купе с ними и наше, пухнущее от нефтедолларов экспортной выручки правительство, выделили бы по целковому и в складчину назначили К.М. Севостьянову и многим другим геологам и нефтяникам, бескорыстно служившим и отдавшим свое здоровье и жизнь, стране, победившего чиновничье-олигархического капитала, персональную пенсию от тех запасов кладовых недр и созданного их трудом «национального достояния».

В рубрике «Гипотезы, дискуссии, рецензии, критика» представлены две работы: статья А.И. Тимурзиева «Против агрессивного невежества в геологии нефти: критический отзыв на статью Р.М.Бембель, М.Р.Бембель, В.М.Мегеря «Геосолитонная модель формирования залежей углеводородов на севере Западной Сибири» и статья А.Л. Харитонова, Г.П. Харитоновой  «Спиралевидная структура объектов космического пространства, причины ее порождающие и ее влияние на форму каналов дегазации глубинных углеводородов Земли».

В статье А.И. Тимурзиева «Против агрессивного невежества в геологии нефти: критический отзыв на статью Р.М.Бембель, М.Р.Бембель, В.М.Мегеря «Геосолитонная модель формирования залежей углеводородов на севере Западной Сибири» дается критический разбор основных положений и приложений «геосолитонной концепции» Р.М.Бембеля, М.Р.Бембеля, В.М.Мегеря по вопросам формирования залежей углеводородов, методики сейсмической и геологической интерпретации сейсморазведки МОГТ-3D. На примере месторождений нефти и газа севера Западной Сибири авторами предлагается «геосолитонная» модель формирования структур, субвертикальных зон деструкции, залежей углеводородов, инверсионно-кольцевых структур меловых отложений Большехетской впадины, ачимовских клиноформенных и других геологических объектов и геолого-физических явлений. В статье приводится безжалостная критика на многочисленных примерах неверной интерпретации и откровенного искажения объективной геологической информации, касающихся структурно-деформационных и флюидодинамических парагенезов зон сдвигания в пределах месторождений севера Западной Сибири, трактуемой авторами на основе «геосолитонной концепции». Рассмотрение геологических следствий «геосолитонной концепции», показало их ничтожность в научном плане.

В статье А.Л. Харитонова, Г.П. Харитоновой «Спиралевидная структура объектов космического пространства, причины ее порождающие и ее влияние на форму каналов дегазации глубинных углеводородов Земли» показано существование определенной закономерности, спиралевидного строения, которая присущая многим объектам космического пространства, генерирующим собственное магнитное поле: планетам, их спутникам, звездам, Солнцу в том числе, ядрам галактик и нашей Галактике – Млечного пути. Определены углы закручивания спиралевидных рукавов современного межпланетного магнитного поля (ММП). Выявлены причины, вызывающие спиралевидную структуру многих объектов космического пространства. Показано, что слои дифференциального вращения мантии Земли (мантийная зональность) имеют одинаковые поперечные размеры на всех глубинах. Мантийная зональность вызывает разломную тектоническую зональность океанической коры. Показано, что наличие спиралевидной структуры каналов дегазации неорганических углеводородов из верхней и нижней мантии Тихоокеанского региона создает благоприятные условия для накопления газообразных и конденсированных углеводородов в шельфовых районах Азиатского материка.

Рубрику «Материалы 1-х Всесоюзных Кудрявцевских Чтений» продолжает статья В.Д. Дибнера «Астеносферно-дегазационный механизм формирования рифтово-синеклизных впадин и новые подходы к прогнозированию перспектив их нефтегазоносности», в которой изложена новая тектоническая концепция формирования синеклиз, генерации и накопления углеводородов в их недрах в процессе дегазации астеносферных линз через системы рифтов, рассекающих кору формирующейся синеклизы. Показано, что через рифты осуществляется тепломассоперенос и вторжение газовых масс в структуры осадочного чехла синеклиз, превращение мантийных углеводородов в нефтегазовые и газогидратные залежи вертикально-миграционного генетического ряда. Новый подход к прогнозированию перспектив нефтегазоносности заключается в построении глубинных геолого-геофизических моделей рифтово-синеклизных впадин, выявлении эпох наивысших темпов дегазации астеносферных линз, определении ареалов наибольших плотностей газотепловых потоков; определении зон потенциального нефтегазонакопления с учетом распределения коллекторских и резервуарных толщ в свете закона Н.А.Кудрявцева о вертикальной миграции нефтегазообразующих мантийных масс по зонам активизированных глубинных разломов.

В июльском номере в рубрике «Рукописи не горят – труды классиков» мы продолжаем публикацию главного труда Н.А. Кудрявцева монографию «Генезис нефти и газа». В главе 11 обсуждаются парагенетические связи нефти и природного газа с гидротермальными рудами, ископаемыми солями, серой и вулканическими газами. Глава насыщена большим количеством фактических данных и примеров обозначенных парагенетических связей, ставших сегодня в отличие от пресловутых «биомаркеров», прямыми метками глубинного неорганического происхождения углеводородов.

Приведем некоторые примеры таких связей из цитируемого главы монографии Н.А. Кудрявцева.

«Особенно постоянна связь между битумами и ртутными рудами: во всех ртутных месторождениях (Калифорния, Индия, Испания, Средняя Азия), как правило, обнаруживаются битумы и газопроявления. С другой стороны, оказывается, что нефти содержат повышенное количество ртути, обычно (1÷2)×10-5, реже до 7×10-5 %. Это подтверждено рядом анализов нефтей из различных нефтеносных районов (Фергана, Днепровский грабен, Керченский полуостров и др.), проведенных по инициативе и под руководством В.З. Фурсова. …В месторождении Симрик (Калифорния) содержание ртути в нефти доходит до 1,9×10-3 % и металлическая ртуть выпадает при перекачке нефти по трубам. Недавно появились сведения о выпадении ртути из газа месторождения Зальцведель (ГДР). Присутствие ртути установлено также в газах грязевых вулканов Керченско-Таманского района и Южного Сахалина. Ртуть выносится в таком количестве, что выбросы вулканов (в основном глинистый цемент сопочной брекчии) обладают аномально высоким ее содержанием. Размыв и переотложение материала излияний подводных вулканов обусловили и повышенное содержание ртути в коренных породах вблизи вулканов, уменьшающееся с удалением от них. Над грязевыми вулканами возникли аномалии в содержании и других глубинных элементов - бора, лития…».

«Очень часто наблюдается ассоциация нефтяных битумов и с полиметаллическими рудами. В начале нашего столетия считался установленным парагенезис между битумами и медью [37]. Как известно, зола нефтей обогащена тяжелыми металлами, среди которых обычно преобладают ванадий и никель, но в значительных количествах присутствуют также кобальт, медь, свинец, цинк, а иногда и многие другие металлы. На нефтеносных площадях в осадочных породах нередко обнаруживаются сульфиды железа, меди, свинца, цинка, представляющие следы постмагматической гидротермальной деятельности…».

«Очень интересные факты обнаружены в последние годы при эксплуатации законтурных йодо-бромных вод Челекенского нефтяного месторождения. Обнаружилось, что в отстойниках и трубках отлагаются самородный свинец, а также различные сульфиды как свинца, так и других тяжелых металлов (цинка, меди, кадмия). Этими соляными рассолами, эксплуатирующимися для добычи йода и брома, выносится, кроме того, огромное количество бора и стронция, много лития (в год больше 100 т), рубидия и мышьяка. Бор, литий, мышьяк представляют собой типичные вулканические компоненты, указывающие на глубинное происхождение этих вод. О таком происхождении вод и содержащихся в них металлов свидетельствует также увеличение содержания этих металлов в зонах тектонических нарушений…».

«По тем же данным, воды грязевых вулканов Челекена содержат: свинца до 8; меди до 1,2; цинка до 1,2; кадмия до 1 мг/л. Повышенная концентрация тяжелых металлов отмечена также в водах некоторых нефтяных месторождений США. О получении в одной из разведочных скважин Пенсильвании рассола с минерализацией 39%, содержащего много железа (0,075%), и некоторое количество свинца и меди, сообщает также Д. Тумс. Йода в этом растворе 0,00428, брома 0,308%. Парагенезис нефти и рудных минералов подтверждается отложением из воды фумарольных источников на Узоне, которые выносят нефть, сульфидов ртути, мышьяка, железа и других металлов».

«Не менее отчетлив и ярок парагенезис нефти и солей. Нефть обычно сопровождается крепкими соляными рассолами, которые в то же время (по крайней мере, в некоторых случаях) являются рудоносными растворами. Галогенные породы нередко составляют покрышку над нефтяными залежами, а соляные купола создают ловушки для нефти на своих крыльях. Но наиболее наглядно этот парагенез доказывается массовыми включениями углеводородных газов (Южный Гарц, ГДР) и нефти в солях некоторых соляных месторождений, желтой и коричневой окраской солей битумами (Индер, Челкар в Прикаспийской впадине), иногда количество битумов составляет до 4% от массы соли (Верхнерейнский грабен)».

«Парагенетические соотношения наблюдаются у нефти также с серой и сероводородом. Прежде всего, привлекает к себе внимание тот факт, что как на Узоне, так и в Йеллоустонском парке горячие фумарольные источники, выносящие нефть, отлагают в очень большом количестве также серу. В одном из проявлений сера содержит включения нефти в своих кристаллах и в промежутках между ними.

Выше также уже упоминалась сера-нигрилла, добываемая на Чилийских вулканах и требующая специальной очистки от содержащихся в ней нефтяных битумов. Загрязнена битумами, хотя и в меньшей степени, и сера в некоторых ее проявлениях на Узоне (Н.С. Бескровный), а на вулкане Менделеева в Курильской гряде имеется и черная (или коричневая) сера, по-видимому, содержащая битумы в большом количестве. Поэтому вполне понятно, что многие сернистые нефти содержат серу не только в виде сернистых соединений, но и элементарную.

Из сернистых соединений в составе нефти наиболее распространен сероводород, составляющий обязательный компонент так называемых кислых нефтей, не всегда содержащих много серы (например, нефти Саудовской Аравии). Но особенно интересен парагенезис углеводородных газов с сероводородом и сульфанами (SnH2), наблюдающийся во многих месторождениях природного газа, в котором соотношения между углеводородами (газообразными и растворенными в них жидкими) и сероводородом самые разные: от незначительной примеси сероводорода до сильного его преобладания над углеводородами. Во многих газовых месторождениях сосредоточены огромные запасы серы в сероводороде, и прежде чем пускать в газопроводы, газ перерабатывают на серу. Крупное французское газовое месторождение Лакк, в газе которого содержится до 16% сероводорода, и ряд канадских месторождений (Джефферсон, Окоток и др.) с содержанием сероводорода до 34% поставляют на мировой рынок огромное количество серы».

«Газы некоторых грязевых вулканов (сахалинских, части керченских) содержат очень большое (в сахалинских вулканах - колеблющееся) количество углекислоты, временами делающее газ негорючим. В отдельных случаях (керченский вулкан Большой Тархан) оно превышает 90%, что свойственно только мофеттам на лавовых вулканах. …В газах, как грязевых вулканов, так и некоторых газовых залежей наблюдается примесь и других вулканических газов - водорода и окиси углерода. …Хотя количество этих примесей незначительно и обычно составляет лишь доли процента, сам факт их присутствия указывает на глубинное происхождение содержащего их газа. Однако примесь водорода в отдельных случаях достигает 8 (Грозный) 12 (Фергана) [127] и даже 21,2% (Устюрт) [32]; в газах фонтанных скважин Западно-Сибирской низменности содержание водорода доходит до 2,5%, увеличиваясь ближе к фундаменту.

Считать, что углеводородный газ с огромным содержанием сероводорода, присутствующие в газе сульфаны вместе с большим количеством углекислоты образовались из органического вещества, конечно, невозможно. Если даже допустить, что сероводород - это результат восстановления сульфатов бактериями, то присутствие сульфанов этим объяснить нельзя, так как они в результате биогенных процессов не образуются. Нельзя связать серу и с окислением сероводорода, так как окислительной обстановки в углеводородных газах быть не может. Огромные количества углекислоты, поступающей вместе с нефтью или содержащей растворенный в ней конденсат, также не могут быть связаны с органическим веществом… Разложением органического вещества ни водород, ни тем более окись углерода не образуются. Это относится и к непредельным углеводородам. И окись углерода, и непредельные углеводороды легко образуются при высоких температурах. Таким образом, весь комплекс парагенетических связей нефти и углеводородных газов с другими элементами и их соединениями совершенно определенно указывает на их эндогенное происхождение.

«Сульфиды тяжелых металлов, соли, различные вулканические газы, парагенетически связанные с нефтью, - это и есть те минеральные продукты ювенильного происхождения...».

«Еще более затруднительно объяснить с позиций органической гипотезы приведенный выше парагенезис нефти и углеводородных газов с сероводородом, сульфанами, серой, сульфидами тяжелых металлов и ископаемыми солями. Жизнь и соль - антагонисты. В соляных рассолах, из которых выпадает соль в соляных озерах, нет живых организмов, кроме рачков, живущих на поверхности воды. Недаром Мертвое море называется мертвым, оно, безжизненно. Уже одно это создает трудности для объяснения часто наблюдающегося совместного нахождения соли и нефти, как в форме залежей, так и в форме незначительных проявлений нефти в соляных толщах независимо от структурных условий (Сибирская платформа, Аван в Армении, Рейнский грабен и др.). Массовые сингенетичные включения нефти и находящиеся под очень большим давлением нефтяные газы в каменной и калийных солях (в руднике «Томас Мюнцер» в Южном Гарце (ГДР) массовые включения в солях газа, состоящего на 60% из метана и на 16,2% из тяжелых углеводородов, после вскрытия пласта дали катастрофический выброс 1000 т измельченных солей) с позиций органической теории совершенно необъяснимы. Естественно подчеркнуть, что, с точки зрения глубинного происхождения ископаемых солей и нефти, этот парагенезис является вполне закономерным следствием общности происхождения газа, нефти и соли».

Общее заключение Н.А.Кудрявцева по главе сводится к следующему: «Парагенетические соотношения нефти не только с солями, но и с перечисленными выше другими веществами, как уже отмечалось, необъяснимы с позиций органической теории. Это является еще одним неопровержимым доводом в пользу ее абиогенного генезиса».

В рубрике «Рукописи не горят – труды классиков» продолжается публикация двухтомного издания избранных трудов В.Б. Порфирьева «Природ нефти, газа и ископаемых углей». В главе 15 на основании изложенного материала В.Б. Порфирьев «составлена рациональная схема действия основных факторов метаморфизма, в которой увязаны основные требования со стороны геологии, химии и физики». Как отмечает В.Б. Порфирьев: «Мы выделяем следующие стадии метаморфического изменения - торфяную, буроугольную, каменноугольную как общие и не «запрещенные» для всех видов исходных скоплений органического вещества, будь то чисто гумусовые чисто жировые или смешанные». И далее, «…мы отделяем стадии высшей карбонизации – антрацит-антраксолитовую и графитовую. Эти две стадии «запрещены» для неплавких (в духе концепции Г.Л. Стадникова - чисто гумусовых) углей».

«Антрацитовая стадия…», согласно представлениям В.Б. Порфирьев «…в прежних классификациях в особую группу не выделялась, а антрациты рассматривались как крайний ряд в группе «каменных» углей, связанных постепенными переходами со смежными членами. Действительно, весь этот метаморфический ряд, например по донецкой классификации, представляет собой чрезвычайно плавное изменение ряда признаков и свойств, и границы марок углей проводятся, поэтому чрезвычайно условно. Кажется совершенно естественным постепенный переход от буроугольного состояния к каменноугольному и через всю его гамму к антрацитам, затем к графитизированным антрацитам и, наконец, к чистому графиту. Логично представить себе, что один и тот же уголь последовательно проходит через все эти градации по мере повышения интенсивности воздействия факторов метаморфизма и что, например, каменный уголь под влиянием высокого нагрева перешел в состояние антрацита, а последний под влиянием еще большего нагрева и давления превратился в графит.

Таковы общепринятые представления. Но рассматривая данную схему в аспекте изложенных современных представлений о сущности химических и физических превращений фоссилизирующегося органического вещества, мы должны внести ряд исправлений и ограничений. Выражаются они в следующем. Антрацитовая стадия, или антрацитовое состояние, принципиально отличны от предыдущей «каменноугольной» стадии. Антрациты характеризуются повышенной плотностью и ориентированностью кристаллитов графита. Это обстоятельство легко можно объяснить гипотезой прохождения через плавкую или, по крайней мере, пластичную фазу, что позволило давлению «спрессовать» органическую массу. Полностью отвечает этому и химический состав антрацита, по которому его можно сравнивать с «полукоксом», Температура такого полукоксования около 600 °С, и с геологической точки зрения реальная природная обстановка антрацитовых месторождений не противоречит такой гипотезе».

«Итак, в основе явления «антрацитизации» лежит плавкость определенных сортов углей. Плавкость эта, по современным представлениям, определяется наличием в их составе продуктов превращения жирных кислот. Следовательно, только угли с жировой основой (чистые или смешанные) могут превратиться в антрациты. Воспользуемся случаем и подчеркнем еще раз, что антрацитовая стадия выделяется не только по химическим признакам (высокому содержанию углерода и малому содержанию летучих), но и по физическим свойствам (высокой уплотненности и упорядоченности ориентировки кристаллитов графита). Надо полагать, что существенное изменение элементарного химического состава при переходе от каменноугольной стадии к антрацитовой обусловливается изменением в основном именно жировой части общей массы угля и в значительно меньшей степени - изменением таких компонентов, как кутикула и гумусовый витрен. Фюзен же, вероятно, не изменяясь, проходит от самых низких до самых высоких стадий метаморфизма».

В.Б. Порфирьев отмечает, что все сказанное «…нуждается в дополнительной разработке и в настоящее время может рассматриваться только как рабочая гипотеза, как схематическое представление, логически вытекающее из конструкции данной обобщающей схемы».

«Второе принципиальное положение, также логически вытекающее из данной схемы, относится к возможности непосредственного перехода от одной стадии к другой… В обычном представлении бурый уголь переходит в каменноугольный последовательно через все условные «марки». Мы можем представить себе, что газовый уголь Донбасса в результате воздействия агентов метаморфизма перейдет в марку «ПЖ», а уголь этой марки - в «коксовый». Коксовый по той же причине перейдет в уголь марки «ПС», а последний - в уголь марки «Т». Тощие угли, в свою очередь, под влиянием высокого нагрева и давления превратятся в антрациты. Высокая интенсивность процессов метаморфизма обусловит переход антрацитов в графитизированные его разности и затем в чистые графиты.

Таково общепринятое представление, правда, чисто геологическое. Химики школы Стадникова отрицают эту схему полностью. По их представлениям, последовательного метаморфизма не происходит, и раз сформированный уголь навсегда остается в этом состоянии».

Наконец, В.Б. Порфирьев заключает: «Из нашей схемы вытекает, что переход от бурого угля к группе каменных логичен и возражений не вызывает, независимо от особенностей химического состава исходных скоплений. На низких ступенях метаморфизма этой группы углей, вплоть до «коксовых», последовательность перехода вероятна. Но, начиная с «коксовых», вопрос становится сложнее. И здесь его нужно поставить таким образом: может ли уголь, находящийся в состоянии коксового, переходить в уголь марки «ПС» и далее, может ли уголь из марки «ПС» перейти в марку «Т», а последняя в антрацит? Переход от «коксового» угля к марке «ПС» возможен и, вероятно, возможен от марки «ПС» к марке «Т». Переход этот может быть обусловлен только относительно высоким нагревом, сопровождающимся глубоким разложением органического вещества и как следствие этого - потерей плавкости. Угли марки «Т» уже не плавятся и потому логически мы не можем допустить перехода их к антрацитам, ибо последние имеют признаки прохождения через плавкую или пластичную фазу.

Следовательно, мы должны представлять себе образование антрацитов непосредственно из углей, еще не потерявших плавкости, т.е. не выше марки «ПС». Уголь же, достигший состояния марки «Т», потерявший плавкость, навсегда остается на этой стадии и свойств антрацита и тем более графита не приобретает. Исходя из тех же соображений в отношении плавких компонентов, мы можем себе представить непосредственный перескок от буроугольного состояния к антраксолитовому (пример шунгита первой разности) и антрацитовому».

Возвращаясь к воспоминаниям о В.Б. Порфирьеве в связи с юбилейной датой рождения, будет уместным вспомнить его заключительное выступление на Всесоюзном совещании «Проблема происхождения нефти и газа и условия формирования их залежей» (Москва, 20-27 октября 1958 г.). Владимир Бо­рисович Порфирьев обратился с пламенными словами, адресованными молодой генерации геологов: «Вам, друзья, придется окончательно решать проблему. Мы уже стары и устали. За плечами у нас долгий путь тяжелых испытаний, неудач и разочарований. Наши мозги коллоидно со­старились и затвердели. Всякая новая мысль со звоном отска­кивает от наших лбов. Ваш ум еще гибок, подвижен, и над вами не довлеют традиционные представления. Позвольте мне на прощание пожелать вам успехов. Любите свое дело, боритесь за него со страстью и ищите новые пути. Вы были здесь свидетелями борьбы идей. Боритесь и вы за свои идеи, но не бойтесь признавать своей ошибки. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Проще и легче всегда во всем плыть по течению и приноравливаться к мнению большин­ства. Намного труднее идти против течения и десятки лет вести борьбу против огромного большинства. Не принесет этот путь вам успеха и славы. Но на склоне ваших дней, под­водя итоги труда всей вашей жизни, вы с гордостью повторите слова нашего знаменитого поэта и ученого - Василия Кирил­ловича Тредиаковского: «Ну, что ж! Довольно с нас и сей ве­ликой славы, что мы начинали!»

Эти слова В.Б. Порфирьева и по сей день остаются актуальными, потому что за прошедшие полвека ситуация с проблемой происхождения нефти и газа принципиально не изменилась в нашей стране, она законсервирована на значительно более низком уровне научного обеспечения со стороны исповедующих ее научных школ, не произошло коренного перелома и в массовом сознании людей, административно-директивная система управления образованием, наукой и сервисом, обслуживающим ТЭК страны, сохранилась и в новых экономических условиях коррупционных возвратно-откатных отношений, проникших во все поры нашего общества, значительно окрепли позиции научно-производственного нефтегазового генералитета в «директивно-офи­циальном служебном исповедании ортодоксальной теории органического происхождения нефти», и уже в открытом служебном использовании своих административных преимуществ для закрепления «культового миража вет­хозаветной нептунистической биогенетической картины неф­тегазоносных недр» в сознании пришедшего на смену нового непросвещенного поколения геологов, оцифрованного под западные узкопрофессиональные стандарты кнопочного мышления по обслуживанию «национального достояния» страны, отошедшего в лихие 90-е в собственность назначенным олигархам.

Принимать эстафету борьбы за Истину в вопросах происхождения и поисков нефти и газа на территории постсоветского пространства уже как бы и некому, и без кардинальной смены курса, политических, экономических и морально-ценностных установок на государственном уровне, геология нефти обречена на вечное пребывание во тьме предрассудков и лжи, наряду со всей выстроенной в стране системой псевдолиберальных ценностей и искаженных приоритетов. Мы можем ошибаться и искренне хотели бы верить, что это не так, и что слова обращения В.Б. Порфирьева к молодому поколению геологов нашей страны, прорастут густыми всходами признания и развития его идей.

 

 

Главный редактор

А.И.Тимурзиев

Объявления

На сайте DeepOil.Ru открыт электронный журнал "Глубинная нефть" для публикаций материалов КЧтений и научных статей по неорганической тематике

Редакция журнала ГН приглашает участников КЧ, ученых, геологов и нефтяников,  специалистов смежных областей знаний для публикации результатов своих исследований, творческого обмена новыми научными идеями в области происхождения нефти, методов прогноза нефтегазоносности недр и технологий поисков глубинной нефти

Журнал ГН открыт для сотрудничества со всеми специалистами, издательствами, библиотечными каталогами и рекламными агентствами страны по популяризаций Знаний о глубинном генезисе нефти

В журнале ГН готовятся тематические выпуски:
- по глубинным очагам нефтегазообразования (строение, методы картирования, критерии прогнозирования и др.)
- по нефтегазоносности фундамента
- по вопросам миграции нефти и газа
- АВПД (природа явления, механизм формирования, методы прогнозирования)


Подробнее...

Статистика

Сейчас 42 гостей онлайн
Просмотры материалов : 135347
Ваше отношение к содержанию журнала Глубинная нефть